Wednesday, July 9, 2014

9 дней в сентябре

Киев – Одесса – Измаил – Херсон – Гурзуф – Ялта – Судак – Новый Свет – Феодосия – Коктебель – Киев

Мой дорогой муж получил вожделенную неделю отпуска, и сам по себе этот факт уже ласкал слух, ибо означало одно: мы проведем ее вместе. Путешествие началось с выполнения сыновье-дочернего долга в городе Измаиле. После чего мы с чистой совестью отравились в Крым. Воровать кусочек лета!



Мозаика крымских настроений причудлива, многогранна и ярка. Складывается из бесчисленных камешков-настроений:

- еще в Измаиле муж мой по какому-то наитию решил открыть бутылочку мадеры. Под знаком сладких теплых крымских вин и прошли наши странствия

- двух маек и рубашки для Крыма оказалось явно маловато. Заподозрить середину сентября в столь летней погоде и летнем скоплении отдыхающих не представлялось возможным, находясь в осеннем, осеннем Киеве

- Центр вина Шабо запомнился хересом, коий мы ни разу не оценили. Как бы словосочетание сочетание «сухой херес» нам вполне понятно, вот только вкус шабовской вариации богатством оттенков не баловал. Откровенно говоря, лишь наследие советского воспитания не позволило мне выбросить емкость с вином в пропасть. И поскольку мой благоверный ни за какие коврижки не станет продолжать есть кактусы, этот кактус мне пришлось сожрать самолично

- в неуемном потреблении инжира, вина и арбузов прошу винить спуски и подъемы Гурзуфа, этого замечательного во всех отношениях поселка. Впрочем, нет. Не во всех отношениях замечательного. Все наше стремительное путешествие по Крыму меня не покидали возмутительные настроения. Мне то и дело хотелось поднять восстание и потребовать землю пляжи народу. Прекрасный полуостров изуродован беспорядочной пошлой застройкой и бесконечными заборами. Мой перфекционизм получил сокрушительный и беспощадный удар, а мой бедный муж к концу путешествия всерьез взбунтовался, в сердцах предложив мне отправиться на рынок за динамитом, дабы прекратить мои стенания



- Никитский ботанический очаровал – и могло ли быть иначе? Никакие фотографии его красоты не передадут, а потому их и не будет (за исключением коллекции орхидей). Должна заметить, это наше путешествие иллюстрировано слабее всего. Возможно, нам было просто не до снимков. Хотелось гулять, дышать, купаться, наслаждаться вином и едой, праздностью и жадно коллекционировать впечатления



- Я влюбилась в Массандру. Как смешно вспоминать свои невежественные высказывания о десертных винах! Отныне винодел-долгожитель Александр Егоров, предпочитавший до 95 лет стаканчик мадеры после обеда, стал моей путеводной звездой. А попробовав массандровский хит его авторства – мускат белый красного камня, я познала дзен



- О ялтинской канатке я мечтала со времен первого просмотра «Ассы». Признаться, у Соловьева это выглядит куда романтичнее. Ялтинская набережная по-прежнему вызывает у меня острые приступы мизантропии

- Судак запомнился восхитительной чайханой и, ясное дело, гордом-крепостью. К мечтам об островах добавился новый волнующий нюанс: на берегу у меня будет стоять этот самый диван-стол, за коим буду проводить свои дни с огромным пузатым чайником чаю, книжкой и восточными сладостями

- обожаю маленькие семейные отели. У румяной поварихи представления о завтраке, как у любящей бабушки. Море, почти облизывающее ступеньки кухни. Единственным недостатком нашего феодосийского рая можно считать эпизодический запах солярки со стороны доков

- без ритуалов не обходится ни одно правильное путешествие – первое место в этот раз за ритуалом феодосийским. Два утра подряд мы начинали с белого муската красного камня и кофе, сваренном на песке (замечу в скобках – с удовольствием бы сменила прописку этого ритуала на ежедневную киевскую)

- в Коктебеле, как справедливо заметила моя дорогая Светлая, живут особые духи, отвечающие за отраду души. Это мы в полной мере прочувствовали за те немногие часы, что провели там. Помимо легких веселящих флюидов там очень смело работает мозг. Нашла новое применение термокружке – она отлично подходит для распития коктебельского муската “Кара-Даг”. Рекомендую!

- бабка с ебун-травой действительно живая коктебельская легенда

- вкуснее самсы и сухих чебуреков могут быть только самса и сухие чебуреки

- джаз на берегу ночного моря ласкает слух в стократ сильнее

- армия писающих мальчиков, выстраивавшихся вдоль береговой линии подобно стойким оловянным солдатикам прямо во время концертного действа, – мое самое мощное потрясение от фестиваля, и не самое приятное, как вы понимаете

- впрочем, сидеть вот так на берегу, когда тебя обнимает любимый муж, пытаясь поплотнее закутать в теплые вещи, пить вино и слушать музыку… есть ли слова, которые способны передать эти простые и сложные, сильные и яркие, сладкие и терпкие эмоции?

- утвердились в желании приехать на Коктебельский фестиваль специально и в полном объеме.

Лето, я люблю тебя!